23 заметки с тегом

фан с умыслом

О картинах реальности

19 сентября 2014, 2:07

Датский физик-теоретик Нильс Бор (один из отцов квантовой механики) всерьез увлекался футболом, а его брат Харальд Бор даже играл за датскую сборную. Рассказывают, что когда Нильсу Бору присудили Нобелевскую премию «за заслуги в изучении строения атома», одна датская спортивная газета радостно написала: «Известный датский футболист Бор получил Нобелевскую премию по физике!».

просто Xendz   фан из жизни   фан с умыслом

Спик зэ лэнгвидж, или Профессионал как консультант

25 июня 2012, 21:02
Начну с душераздирающей истории про совещание, написанной Алексеем Березиным (получена по почте, не помню уже от кого; оригинал тут ).


Совещание

Петров пришел во вторник на совещание. Ему там вынули мозг, разложили по блюдечкам и стали есть, причмокивая и вообще выражая всяческое одобрение. Начальник Петрова, Недозайцев, предусмотрительно раздал присутствующим десертные ложечки. И началось.
— Коллеги, — говорит Морковьева, — перед нашей организацией встала масштабная задача. Нам поступил на реализацию проект, в рамках которого нам требуется изобразить несколько красных линий. Вы готовы взвалить на себя эту задачу?
— Конечно, — говорит Недозайцев. Он директор, и всегда готов взвалить на себя проблему, которую придется нести кому-то из коллектива. Впрочем, он тут же уточняет: — Мы же это можем?
Начальник отдела рисования Сидоряхин торопливо кивает:
— Да, разумеется. Вот у нас как раз сидит Петров, он наш лучший специалист в области рисования красных линий. Мы его специально пригласили на совещание, чтобы он высказал свое компетентное мнение.
— Очень приятно, — говорит Морковьева. — Ну, меня вы все знаете. А это — Леночка, она специалист по дизайну в нашей организации.
Леночка покрывается краской и смущенно улыбается. Она недавно закончила экономический, и к дизайну имеет такое же отношение, как утконос к проектированию дирижаблей.
— Так вот, — говорит Морковьева. — Нам нужно нарисовать семь красных линий. Все они должны быть строго перпендикулярны, и кроме того, некоторые нужно нарисовать зеленым цветом, а еще некоторые — прозрачным. Как вы считаете, это реально?
— Нет, — говорит Петров.
— Давайте не будем торопиться с ответом, Петров, — говорит Сидоряхин. — Задача поставлена, и ее нужно решить. Вы же профессионал, Петров. Не давайте нам повода считать, что вы не профессионал.
— Видите ли, — объясняет Петров, — термин «красная линия» подразумевает, что цвет линии — красный. Нарисовать красную линию зеленым цветом не то, чтобы невозможно, но очень близко к невозможному…
— Петров, ну что значит «невозможно»? — спрашивает Сидоряхин.
— Я просто обрисовываю ситуацию. Возможно, есть люди, страдающие дальтонизмом, для которых действительно не будет иметь значения цвет линии, но я не уверен, что целевая аудитория вашего проекта состоит исключительно из таких людей.
— То есть, в принципе, это возможно, мы правильно вас понимаем, Петров? — спрашивает Морковьева.
Петров осознает, что переборщил с образностью.
— Скажем проще, — говорит он. — Линию, как таковую, можно нарисовать совершенно любым цветом. Но чтобы получилась красная линия, следует использовать только красный цвет.
— Петров, вы нас не путайте, пожалуйста. Только что вы говорили, что это возможно.
Петров молча проклинает свою болтливость.
— Нет, вы неправильно меня поняли. Я хотел лишь сказать, что в некоторых, крайне редких ситуациях, цвет линии не будет иметь значения, но даже и тогда — линия все равно не будет красной. Понимаете, она красной не будет! Она будет зеленой. А вам нужна красная.
Наступает непродолжительное молчание, в котором отчетливо слышится тихое напряженное гудение синапсов.
— А что если, — осененный идеей, произносит Недозайцев, — нарисовать их синим цветом?
— Все равно не получится, — качает головой Петров. — Если нарисовать синим — получатся синие линии.
Опять молчание. На этот раз его прерывает сам Петров.
— И я еще не понял… Что вы имели в виду, когда говорили о линиях прозрачного цвета?
Морковьева смотрит на него снисходительно, как добрая учительница на отстающего ученика.
— Ну, как вам объяснить?.. Петров, вы разве не знаете, что такое «прозрачный»?
— Знаю.
— И что такое «красная линия», надеюсь, вам тоже не надо объяснять?
— Нет, не надо.
— Ну вот. Вы нарисуйте нам красные линии прозрачным цветом.
Петров на секунду замирает, обдумывая ситуацию.
— И как должен выглядеть результат, будьте добры, опишите пожалуйста? Как вы себе это представляете?
— Ну-у-у, Петро-о-ов! — говорит Сидоряхин. — Ну давайте не будем… У нас что, детский сад? Кто здесь специалист по красным линиям, Морковьева или вы? 
— Я просто пытаюсь прояснить для себя детали задания…
— Ну, а что тут непонятного-то?.. — встревает в разговор Недозайцев. — Вы же знаете, что такое красная линия? 
— Да, но…
— И что такое «прозрачный», вам тоже ясно?
— Разумеется, но…
— Так что вам объяснять-то? Петров, ну давайте не будем опускаться до непродуктивных споров. Задача поставлена, задача ясная и четкая. Если у вас есть конкретные вопросы, так задавайте. 
— Вы же профессионал, — добавляет Сидоряхин.
— Ладно, — сдается Петров. — Бог с ним, с цветом. Но у вас там еще что-то с перпендикулярностью?..
— Да, — с готовностью подтверждает Морковьева. — Семь линий, все строго перпендикулярны.
— Перпендикулярны чему? — уточняет Петров.
Морковьева начинает просматривать свои бумаги.
— Э-э-э, — говорит она наконец. — Ну, как бы… Всему. Между собой. Ну, или как там… Я не знаю. Я думала, это вы знаете, какие бывают перпендикулярные линии, — наконец находится она.
— Да конечно знает, — взмахивает руками Сидоряхин. — Профессионалы мы тут, или не профессионалы?..
— Перпендикулярны могут быть две линии, — терпеливо объясняет Петров. — Все семь одновременно не могут быть перпендикулярными по отношению друг к другу. Это геометрия, 6 класс.
Морковьева встряхивает головой, отгоняя замаячивший призрак давно забытого школьного образования. Недозайцев хлопает ладонью по столу:
— Петров, давайте без вот этого: «6 класс, 6 класс». Давайте будем взаимно вежливы. Не будем делать намеков и скатываться до оскорблений. Давайте поддерживать конструктивный диалог. Здесь же не идиоты собрались.
— Я тоже так считаю, — говорит Сидоряхин.
Петров придвигает к себе листок бумаги.
— Хорошо, — говорит он. — Давайте, я вам нарисую. Вот линия. Так?
Морковьева утвердительно кивает головой.
— Рисуем другую… — говорит Петров. — Она перпендикулярна первой?
— Ну-у…
— Да, она перпендикулярна.
— Ну вот видите! — радостно восклицает Морковьева.
— Подождите, это еще не все. Теперь рисуем третью… Она перпендикулярна первой линии?..
Вдумчивое молчание. Не дождавшись ответа, Петров отвечает сам:
— Да, первой линии она перпендикулярна. Но со второй линией она не пересекается. Со второй линией они параллельны.
Наступает тишина. Потом Морковьева встает со своего места и, обогнув стол, заходит Петрову с тыла, заглядывая ему через плечо. 
— Ну… — неуверенно произносит она. — Наверное, да. 
— Вот в этом и дело, — говорит Петров, стремясь закрепить достигнутый успех. — Пока линий две, они могут быть перпендикулярны. Как только их становится больше…
— А можно мне ручку? — просит Морковьева.
Петров отдает ручку. Морковьева осторожно проводит несколько неуверенных линий.
— А если так?..
Петров вздыхает.
— Это называется треугольник. Нет, это не перпендикулярные линии. К тому же их три, а не семь.
Морковьева поджимает губы. 
— А почему они синие? — вдруг спрашивает Недозайцев.
— Да, кстати, — поддерживает Сидоряхин. — Сам хотел спросить.
Петров несколько раз моргает, разглядывая рисунок.
— У меня ручка синяя, — наконец говорит он. — Я же просто чтобы продемонстрировать…
— Ну, так может, в этом и дело? — нетерпеливо перебивает его Недозайцев тоном человека, который только что разобрался в сложной концепции и спешит поделиться ею с окружающими, пока мысль не потеряна. — У вас линии синие. Вы нарисуйте красные, и давайте посмотрим, что получится.
— Получится то же самое, — уверенно говорит Петров.
— Ну, как то же самое? — говорит Недозайцев. — Как вы можете быть уверены, если вы даже не попробовали? Вы нарисуйте красные, и посмотрим.
— У меня нет красной ручки с собой, — признается Петров. — Но я могу совершенно…
— А что же вы не подготовились, — укоризненно говорит Сидоряхин. — Знали же, что будет собрание…
— Я абсолютно точно могу вам сказать, — в отчаянии говорит Петров, — что красным цветом получится точно то же самое.
— Вы же сами нам в прошлый раз говорили, — парирует Сидоряхин, — что рисовать красные линии нужно красным цветом. Вот, я записал себе даже. А сами рисуете их синей ручкой. Это что, красные линии по-вашему?
— Кстати, да, — замечает Недозайцев. — Я же еще спрашивал вас про синий цвет. Что вы мне ответили?
Петрова внезапно спасает Леночка, с интересом изучающая его рисунок со своего места.
— Мне кажется, я понимаю, — говорит она. — Вы же сейчас не о цвете говорите, да? Это у вас про вот эту, как вы ее называете? Перпер-чего-то-там?
— Перпендикулярность линий, да, — благодарно отзывается Петров. — Она с цветом линий никак не связана. 
— Все, вы меня запутали окончательно, — говорит Недозайцев, переводя взгляд с одного участника собрания на другого. — Так у нас с чем проблемы? С цветом или с перпендикулярностью?
Морковьева издает растерянные звуки и качает головой. Она тоже запуталась.
— И с тем, и с другим, — тихо говорит Петров. 
— Я ничего не могу понять, — говорит Недозайцев, разглядывая свои сцепленные в замок пальцы. — Вот есть задача. Нужно всего-то семь красных линий. Я понимаю, их было бы двадцать!.. Но тут-то всего семь. Задача простая. Наши заказчики хотят семь перпендикулярных линий. Верно?
Морковьева кивает.
— И Сидоряхин вот тоже не видит проблемы, — говорит Недозайцев. — Я прав, Сидоряхин?.. Ну вот. Так что нам мешает выполнить задачу?
— Геометрия, — со вздохом говорит Петров. 
— Ну, вы просто не обращайте на нее внимания, вот и все! — произносит Морковьева.
Петров молчит, собираясь с мыслями. В его мозгу рождаются одна за другой красочные метафоры, которые позволили бы донести до окружающих сюрреализм происходящего, но как назло, все они, облекаясь в слова, начинаются неизменно словом «Блять!», совершенно неуместным в рамках деловой беседы.
Устав ждать ответа, Недозайцев произносит:
— Петров, вы ответьте просто — вы можете сделать или вы не можете? Я понимаю, что вы узкий специалист и не видите общей картины. Но это же несложно — нарисовать какие-то семь линий? Обсуждаем уже два часа какую-то ерунду, никак не можем прийти к решению.
— Да, — говорит Сидоряхин. — Вы вот только критикуете и говорите: «Невозможно! Невозможно!» Вы предложите нам свое решение проблемы! А то критиковать и дурак может, простите за выражение. Вы же профессионал!
Петров устало изрекает:
— Хорошо. Давайте я нарисую вам две гарантированно перпендикулярные красные линии, а остальные — прозрачным цветом. Они будут прозрачны, и их не будет видно, но я их нарисую. Вас это устроит?
— Нас это устроит? — оборачивается Морковьева к Леночке. — Да, нас устроит.
— Только еще хотя бы пару — зеленым цветом, — добавляет Леночка. — И еще у меня такой вопрос, можно?
— Да, — мертвым голосом разрешает Петров.
— Можно одну линию изобразить в виде котенка?
Петров молчит несколько секунд, а потом переспрашивает:
— Что?
— Ну, в виде котенка. Котеночка. Нашим пользователям нравятся зверюшки. Было бы очень здорово…
— Нет, — говорит Петров.
— А почему?
— Нет, я конечно могу нарисовать вам кота. Я не художник, но могу попытаться. Только это будет уже не линия. Это будет кот. Линия и кот — разные вещи.
— Котенок, — уточняет Морковьева. — Не кот, а котенок, такой маленький, симпатичный. Коты, они…
— Да все равно, — качает головой Петров.
— Совсем никак, да?.. — разочарованно спрашивает Леночка.
— Петров, вы хоть дослушали бы до конца, — раздраженно говорит Недозайцев. — Не дослушали, а уже говорите «Нет». 
— Я понял мысль, — не поднимая взгляда от стола, говорит Петров. — Нарисовать линию в виде котенка невозможно. 
— Ну и не надо тогда, — разрешает Леночка. — А птичку тоже не получится?
Петров молча поднимает на нее взгляд и Леночка все понимает.
— Ну и не надо тогда, — снова повторяет она.
Недозайцев хлопает ладонью по столу.
— Так на чем мы остановились? Что мы делаем?
— Семь красных линий, — говорит Морковьева. — Две красным цветом, и две зеленым, и остальные прозрачным. Да? Я же правильно поняла?
— Да, — подтверждает Сидоряхин прежде, чем Петров успевает открыть рот.
Недозайцев удовлетворенно кивает.
— Вот и отлично… Ну, тогда все, коллеги?.. Расходимся?.. Еще вопросы есть?..
— Ой, — вспоминает Леночка. — У нас еще есть красный воздушный шарик! Скажите, вы можете его надуть?
— Да, кстати, — говорит Морковьева. — Давайте это тоже сразу обсудим, чтобы два раза не собираться.
— Петров, — поворачивается Недозайцев к Петрову. — Мы это можем?
— А какое отношение ко мне имеет шарик? — удивленно спрашивает Петров.
— Он красный, — поясняет Леночка.
Петров тупо молчит, подрагивая кончиками пальцев.
— Петров, — нервно переспрашивает Недозайцев. — Так вы это можете или не можете? Простой же вопрос.
— Ну, — осторожно говорит Петров, — в принципе, я конечно могу, но…
— Хорошо, — кивает Недозайцев. — Съездите к ним, надуйте. Командировочные, если потребуется, выпишем. 
— Завтра можно? — спрашивает Морковьева.
— Конечно, — отвечает Недозайцев. — Я думаю, проблем не будет… Ну, теперь у нас все?.. Отлично. Продуктивно поработали… Всем спасибо и до свидания!
Петров несколько раз моргает, чтобы вернуться в объективную реальность, потом встает и медленно бредет к выходу. У самого выхода Леночка догоняет его.
— А можно еще вас попросить? — краснея, говорит Леночка. — Вы когда шарик будете надувать… Вы можете надуть его в форме котенка?..
Петров вздыхает.
— Я все могу, — говорит он. — Я могу абсолютно все. Я профессионал.


Текст смешной и злой, ситуация узнаваемая и вызывающая немедленный отклик в душе любого профессионала, который сталкивался с чем-либо подобным. Ну, то есть — вообще любого профессионала.

Хочется немедленно выразить всяческое сочувствие и солидарность. И с автором, и с Петровым. Ну, ведь и в самом деле: вот сидит перед вами человек, которого вы сами считаете профессионалом высокого класса, — ну зачем вы ему мозги-то пудрите, почему вы его мнению не доверяете?! Сказал «невозможно» — значит, невозможно. Точка.

Но медаль, как обычно, оказывается немёбиусовой. И с другой ее стороны ситуация выглядит так.

Заказчик (внешний или, как в данном случае, внутренний) никогда не является действительно клиническим идиотом. У него есть задача, которая, вероятнее всего, не лишена смысла. (Эта задача может быть политической, а не содержательной, и тогда профессионалу, возможно, нужно просто отказаться от ее решения. В том случае, если заказчик одновременно и работодатель, выбор может свестись к «делать либо уволиться». Иногда стоит уволиться ради своей репутации профессионала, а иногда стоит сделать — ради всех прочих благ, которые дает эта работа. Решение целиком ситуативно.) Первый шаг профессионала к конструктивному взаимодействию — принять за аксиому, что смысл у задачи есть (почти) всегда, и действовать исходя из этого.

Итак, задача профессионала — понять, чего на самом деле хочет заказчик, то есть смысл задачи. Если вы его не поняли — это, скорее всего, ваша проблема. И я сейчас не про шкурные вопросы (хотя, конечно, заказчик платит, а потому музыку заказывает он же), но про то, что каждый профессионал должен уметь быть консультантом в своей области. Это означает не только экспертные познания и экспертную позицию по отношению к ситуации, но и умение перейти на язык заказчика. Кстати, сам по себе переход на язык клиента чаще всего помогает лучше понять его картину мира и его потребности. Может быть, Недозайцева устроила бы зеленая краска, которая становится красной при высыхании? :)

В качестве вольной иллюстрации на эту тему — одна очень бородатая история:


Разговор пользователя (П) и инженера службы поддержки (И)

И: Что у вас случилось?
П: У меня идет дым из блока питания.
И: Вам необходимо заменить блок питания.
П: Не может быть! Мне нужно просто поправить какой-то файл!
И: Помилуйте — у вас неисправный блок питания! Он должен быть заменен!
П: Ни за что. Мне сказали, что нужно добавить какую-то команду в autoexec.bat или config.sys. Вы мне только скажите,какую — вы же профессионал!

В пререканиях проходит десять минут. Пользователь уверен в своей правоте. Инженер измотан.

И: Ну, да, хорошо... мы обычно не говорим этого нашим клиентам, но существует недокументированная команда DOS, которая решит вашу проблему.
П: Вот! Так я и знал!
И: Добавьте команду LOAD NOSMOKE.COM в конце файла CONFIG.SYS, перезагрузите компьютер и сообщите мне о результатах.

Проходит еще десять минут.

П: Не помогло! Дым все равно идет.
И: Какая у вас версия DOS?
П: А что это?

Десять минут уходит на то, чтобы по шагам выполнить процедуру определения версии MS DOS. Оказывается, что у пользователя установлена версия 6.22.

И: А-а-а! Вот в чем дело. Это слишком старая версия. Вам необходимо обратиться в службу поддержки Майкрософт. (С облегчением выдыхает и вешает трубку.)

Спустя час — звонок.

П: Знаете, мне нужен новый блок питания.
И: Э-э... А как вы пришли к этой мысли?!
П: Я позвонил в Майкрософт, и они стали расспрашивать меня о том, кто производитель моего блока питания.
И: И что?
П: Выяснилось, что у меня устаревшая модель, не совместимая с драйвером NOSMOKE.


Так что в заголовке не опечатка, все верно: не консультант как профессионал, а профессионал как консультант:).

Взрыв мозга

3 мая 2011, 10:40
— Видишь суслика?
— Нет.
— И я не вижу. А он есть!
(к/ф «ДМБ»)

— Не пытайся согнуть ложку; это невозможно. Вместо этого попытайся понять истину.
— Какую истину?
— Ложки нет.
(к/ф «Матрица»)
Взрыв мозга — это суслик с погнутой ложкой.:)
нечаянное   просто Xendz   фан с умыслом

IT-проекты в картинках (продолжение темы)

23 февраля 2010, 16:51
Когда-то я уже «цитировал» три популярных комикса на тему управления IT-проектами. Сегодня наткнулся на продолжение темы на сайте http://www.projectcartoon.com/. Здесь можно даже выстроить свою последовательность — especially for your Boss. Как и большинство сиквелов, по определению вторично, но некоторые фрагменты-наблюдения довольно забавны, точны и язвительны.

Жопа с ручкой

15 октября 2009, 13:39
1789 год. Канун Великой Французской революции. Зима. Лес. По дороге устало бредут двое. Вьюга заметает их следы. Ледяной пронизывающий ветер швыряет комья снега им в лицо.

Это старый шарманщик и его внучка. Они идут на ярмарку в Венсенн, чтобы раздобыть себе хоть что-нибудь на пропитание. Во рту у них уже три дня не было ни крошки, и потому мороз, и без того небывалый для теплой Франции, кажется им еще сильнее.

Очередной порыв ветра сбивает девочку с ног. Она пытается подняться, но силы покидают ее. Она чувствует, что не в силах бороться с внезапно нахлынувшей сонливостью, — так приходит смерть к замерзающим. Старик пытается взять ее на руки, но его обессиленное тело отказывается ему повиноваться — и он падает лицом в снег рядом с ней...

Но ведь это же сказка — а в сказке просто так никто не погибает. Поэтому в воздухе слышится звон серебряных колокольчиков — и над распростертыми телами путников появляется изящная фигурка феи.
 
— Я — добрая фея Жозефина, — говорит фея. — Я пришла помочь вам в вашей беде. Вы можете загадать по три самых заветных желания.

Фея склоняется к девочке: 

— Встань, милое дитя. Скажи, чего ты хочешь, — и я исполню твое желание. Не бойся, я тебя не обижу.

Девочка поднимается с земли и несколько мгновений глядит на фею, не веря своим глазам. Потом, собравшись с духом, произносит:
 
— Я хочу белое платьице, какое было одето на Ее Величестве, когда мы с дедушкой были в Париже на празднике прошлым летом... А еще я хочу такие же белые туфельки, расшитые жемчугом... А еще... еще я хочу большую, горячую булочку с маком!

Фея взмахивает волшебной палочкой, и — о чудо! — на девочке оказывается великолепное шелковое платье, которое могло бы быть (и было) под стать коронованным особам; на ее ногах появляются восхитительные белые туфельки, и впрямь расшитые жемчугом... А в руках у девочки возникает большая, исходящая паром, горячая булка с маком, покрытая шоколадной глазурью.

С умилением оглядев восхищенную девочку, фея переводит взгляд на старого шарманщика, который все еще сидит на земле.
 
— Ну, а ты, старик, — чего ты пожелаешь? Я знаю, что все сиюминутные желания молодости уже давно чужды тебе. Но ведь у тебя — умудренного опытом и убеленного сединами старца — должно же быть сокровенное желание?.. Поведай мне его — и оно тотчас же исполнится.

Старик поднимает голову, смотрит на нее долгим, усталым взглядом из под кустистых бровей — и наконец произносит:
 
А пошло всё в жопу...

...И всё пошло в жопу — и Великая Французская революция, и Мария-Антуанетта, и Венсенн, и ярмарка, и лес, и девочка вместе со своей булочкой, и изящная фея... И только шарманка застряла у старика в жопе, медленно крутя своей ручкой и производя на свет печальную мелодию...

Отсюда и пошло народное французское выражение: «жопа с ручкой».

Источник — почта.

Позитивное мышление

4 октября 2008, 20:49
Двое в тюремной камере, один — спокойненько сидит себе в уголке на кучке соломы, второй как затравленный зверь мечется из угла в угол, бормоча себе под нос: 
— Ну, вот угораздило же... Надо было ноги быстрее делать — не торчал бы тут сейчас!.. А теперь — вот что за жизнь, а?!
Первый в ответ: 
— А что — хорошая жизнь, мне нравится... 
— Где ж хорошая?! Камера два на два, на прогулку выводят на полчаса в день, кормят бурдой какой-то, женщины ни одной даже глазком не увидишь!..
— А мне нравится... Крыша над головой есть? Есть. Еда не ахти — зато три раза в день и горячая. Прогулки, конечно, коротенькие — зато на свежем воздухе. А что до женщин... У меня с собой есть фотография любимой женщины, мне как совсем невмоготу становится — я достаю и любуюсь.
— Фотография? Женщины? А ну покажь!
Первый достает из-за пазухи открытку, протягивает второму. Второй, в недоумении: 
— Так это ж Михайло Ломоносов!..
Первый, пожимая плечами: 
— А мне нравится...

Deadline is deadline!

29 сентября 2008, 11:41
Когда-то меня эта картинка привела в восхищение, и я потом долго пытался ее найти, но это все никак не удавалось... Однако, видимо, многие вещи во Вселенной неслучайны и происходят неспроста: именно теперь, после нескольких недель, прошедших «под знаком дедлайна», эта картинка вдруг нашлась сама собой (не в очень хорошем качестве, правда, но это уже мелочи):

Deadline is deadline!


Повесил у себя над столом...

Сила простоты

28 сентября 2008, 20:24
Старый текст, который когда-то очень меня порадовал (а то носятся все с этим японским экономическим чудом, панимаиш...:)).
Рассказываю со слов знакомого, работающего в Японии. История произошла с его товарищем, в одной из хай-тек коpпоpаций. Назовем его Андреем. Занимается он там расчетом всяких показателей эффективности внутренней деятельности компании. Японцы за это его побаиваются и недолюбливают. Скорее даже не за то, чем он занимается, а за то, как он этим занимается: парень снимает 30-метpовую кваpтиpу (очень много по их меркам), времени проводит на работе в полтора pаза меньше местных тpудоголиков (т. е. в полной pасслабухе) и пpи всем этом слывет у начальства дико полезным.

Надо сказать, что японцы просто сдвинуты на всяких методиках организации тpуда, научных подходах к управлению и всяких там инициативах изнутри. И вот в подразделении, отвечающем за здоровье персонала, кто-то вдруг додумался, что при посещении туалета честный японец подвергается страшной угрозе. Оказалось, что как бы он ни мыл pуки до и после туалета, в самой кабинке при запирании двери он хватается за ручку, которую до него потрогали уже не очень стерильными pуками. Угрозу оценили по достоинству. За инициативу дали пpемию, вычислили круг компетентных и заинтересованных (это оказалась вся компания) и устроили конкурс проектов по решению данной проблемы.

Целый месяц в недрах различных рабочих групп (в нерабочее, естественно, время) зрели идеи. Провели пpедваpительную фильтрацию, объединили схожие решения и устроили слушание по выбору концепции. Слушание проходило как положено: в большом зале при куче народа с микрофоном и слайдами на экpане.

Каких только pазнообpазных предложений не породили японцы! Одни предлагали запорное устройство с двумя ручками (одна для грязных pук, другая — для чистых). Другие предлагали кнопки со сменными салфетками. Третьи — каждому выдать по персональному pадиобpелоку (как от автомобильной сигнализации), да еще чтобы pадиоупpавлять можно было чем угодно... Hо всем понравилось другое решение. Оно было сложное, дорогое, но оч-ч-ч-чень технологичное. Замок должен быть электрический, управляемый компьютером. В туалете вешается камера, у двери ставится датчик движения ближнего радиуса. По данным с датчика и камеры компьютер понимает, что в туалете не только есть тело, но что оно, к тому же, входит или выходит. Решение было супеp. Правда, пришлось бы немножко удлинить кабинки за счет коpидоpа, чтобы исключить случайные срабатывания датчика движения, ну и решить ряд этических проблем.

В общем, на финал этого заседания после очередного пеpеpыва заглянул Андрей. Японцы напряглись — и правильно. Пришло время выбирать. Тут все покосились на Андpюшеньку. Ему ничего не оставалось, как выступить:  

— Я очень сожалею, что не присутствовал в начале слушания, — может, тогда бы у меня не было вопросов... Поэтому заранее хочу извиниться... Hо, как я понял, задача в том, чтобы человек изнутри не запирал рукой дверь тем же устройством, которым другой ее отпирал. Так?.. А pаз так, то сделайте устройство для ноги.

Японцы оцепенели! Прошла долгая минута. Понимая, что его не понимают, Андpюша начал пояснять.

— Hу, вставьте в дверь педаль и соедините ее тросом с замком. Один раз нажал — закрылась, другой pаз нажал — открылась.

Тишина.

— Hу, хорошо, если не хотите механическое решение, сделайте большую кнопку для ноги. Повесьте ее на стену. Или положите на пол. Наступил — электpозамок закрылся, еще pаз — открылся.

Абсолютная тишина.

— Ладно. Если вы хотите автоматики, положите у двери ковpик, а уже под него эту кнопку. Вошел человек — нажалась. Выходит — нажалась опять.

Андpюша ждал минуту. Все подавленно молчали. И тут он уже не сдержался.

— Hу, если вы так уж хотите новых технологий!.. Сделайте ковpик с распознаванием веса! Пусть он по радиосвязи сообщает центральному компьютеру вес облегчения, компьютер по радио открывает дверь, а заодно вычисляет объем воды, которую надо пролить в унитазе!

Поклонился и ушел.

P.S. Проект похоронили. Судя по всему, расстроил он их сильно.
Xendz-консультант   просто Xendz   фан с умыслом

Жопа Хэнка, или Оттенки меркантильности

10 августа 2008, 16:22
Утро. В мою дверь стучит хорошо одетая парочка. Первым начинает говорить парень.

Парень: Привет! Я Джон, а она — Мэри.
Мэри: Мы приглашаем тебя с нами целовать жопу Хэнку!
Я: Простите? О чем вы? Кто такой Хэнк и с чего мне целовать его жопу?
Джон: Если ты поцелуешь жопу Хэнку, он даст тебе миллион долларов, а если нет — он выбьет из тебя все дерьмо!
Я: Это что, какая-то новая молодежная тусовка?
Джон: Хэнк — миллионер-филантроп. Он построил этот город. Хэнк его хозяин! Он может делать что хочет, а он хочет дать тебе миллион долларов, но не может, пока ты не поцелуешь ему жопу!
Я: Но это бессмыслица! Какого хрена...
Мэри: Кто ты такой, чтобы ставить под сомнение волю Хэнка? Ты что, не хочешь миллион долларов? Неужели это не стоит того, чтобы поцеловать жопу?
Я: Может и стоит, но...
Джон: Тогда идем с нами целовать жопу.
Я: М-м... И часто вы целуете жопу Хэнка?
Мэри: О да! Все время!
Я: И он дал вам миллион долларов?
Джон: Э-э... нет. Мы получим деньги, как только покинем город!
Я: Так почему бы вам не покинуть город прямо сейчас?
Мэри: Нельзя покидать город, пока Хэнк не скажет, иначе он не даст тебе денег и выбьет из тебя все дерьмо!
Я: А вы знаете кого-нибудь, кто целовал жопу Хэнка, покинул город и получил миллион долларов?
Джон: Моя мать целовала жопу Хэнка годами. Она ушла из города в прошлом году. Я уверен, что она получила деньги.
Я: Ты с ней об этом говорил?
Джон: Конечно нет! Хэнк не разрешает это!
Я: Что же заставляет тебя думать, что ты получишь деньги, если ты никогда не говорил с тем, кто их получил?
Мэри: Но он дает тебе немного денег еще до того, как ты уйдешь из города. Ты можешь получить повышение, выиграть немного в лотерею, найти двадцать долларов на улице...
Я: А при чем же тут Хэнк?
Джон: Существует определенная связь.
Я: Простите, но это звучит очень глупо!
Джон: Но ради миллиона долларов стоит попробовать. И помни: если ты не поцелуешь жопу Хэнку, он выбьет из тебя все дерьмо!
Я: Может, можно увидеться с Хэнком, обсудить детали?..
Мэри: Никто не может видеть Хэнка, никто не может с ним говорить!
Я: Как же тогда целовать ему жопу?
Джон: Иногда мы просто посылаем воздушный поцелуй и думаем про его жопу, иногда целуем жопу Карла, а он передает Хэнку.
Я: Какому Карлу? Кто такой Карл?
Мэри: Наш друг. Это именно он научил нас целовать жопу Хэнку.
Я: И вы поверили ему на слово, что есть некий Хэнк, который наградит вас, если вы будете целовать ему жопу?
Джон: Конечно, нет! Много лет назад Карл получил от Хэнка письмо, где все объясняется. Вот копия письма, посмотри сам.

  1. Целуйте жопу Хэнку — и он даст вам миллион долларов, когда вы покинете город.
  2. Не злоупотребляйте алкоголем.
  3. Выбивайте все дерьмо из тех, кто вас не любит.
  4. Питайтесь правильно.
  5. Сам Хэнк продиктовал это письмо.
  6. Луна сделана из голландского сыра.
  7. Все, что говорит Хэнк, правильно.
  8. Мойте руки после туалета.
  9. Не пейте спиртное.
  10. Ешьте сосиски только с хлебом и только целиком — и никаких приправ.
  11. Целуйте жопу Хэнку — или он выбьет из вас все дерьмо.


    Я: Но... Это вроде бы написано на бумаге Карла?
    Мэри: У Хэнка нет бумаги!
    Я: У меня подозрение, что если проверить, окажется, что это почерк Карла.
    Джон: Конечно. Хэнк ему продиктовал.
    Я: Вы же говорили, что никому не позволено видеть Хэнка!
    Мэри: Это сейчас. А много лет назад он говорил с некоторыми людьми.
    Я: Если он филантроп, почему же он выбивает все дерьмо из людей, взгляды которых отличаются?
    Мэри: На то воля Хэнка, а Хэнк всегда прав!
    Я: С чего вы это взяли?
    Мэри: Пункт семь гласит: все, что говорит Хэнк правильно!
    Я: А вдруг ваш Карл все это написал сам?
    Джон: Так ведь пункт пять говорит: сам Хэнк продиктовал это письмо. Кроме того, пункт два гласит: не злоупотребляйте алкоголем; пункт четыре: питайтесь правильно; а пункт восемь: мойте руки после туалета. Все знают, что это правильно — значит, и остальное верно!
    Я: Но пункт девять говорит: не пейте спиртное, — что не согласуется с пунктом два. А в пункте шесть — вообще бред про луну из сыра!
    Джон: Пункт девять просто поясняет пункт два. А по поводу шестого — ты ведь никогда не был на луне, откуда ты знаешь?
    Я: Ученые доказали, что луна из камня!
    Мэри: Никто не знает, откуда взялся этот камень — с Земли или из космоса. Так что он запросто может оказаться затвердевшим сыром!
    Я: Я, конечно, не специалист, но, по-моему, теория о том, что Земля притянула Луну из космоса, была опровергнута. Впрочем, незнание происхождения камня совсем не говорит о том, что это сыр!
    Джон: Вот! Ты только что признал, что ученые могут ошибаться! А мы знаем, что Хэнк всегда прав!
    Я: А мы это знаем?
    Мэри: Ну да, из пятого пункта.
    Я: Ты говоришь, что Хэнк всегда прав, потому что так написано в письме. Письмо правильно, потому что его продиктовал Хэнк. Хэнк продиктовал письмо, потому что это написано в письме. Замкнутый круг: Хэнк прав потому, что он говорит, что он прав.
    Джон: Наконец-то ты понял! Как приятно, когда кто-то начинает открывать душу и мыслить по-хэнковски.
    Я: Но... ладно, проехали. А что там насчет сосисок?

    Мэри краснеет.

    Джон: Сосиски — только с хлебом и без приправ. Так сказал Хэнк!
    Я: Что — ни кетчупа, ни горчицы?

    Мэри выглядит ошарашенной.

    Джон (кричит): Не говори такие слова! Все приправы — это хэнкохульство!
    Я: Получается, я не могу есть тушеную капусту с нарезанными сосисками?
    Мэри (затыкает уши): Я этого не слышала!.. А-а-а-а-а-а-а!
    Джон: Это отвратительно! Только гадкие извращенцы могут такое есть...
    Я: Но это же вкусно! Я часто это ем!

    Мэри падает в обморок.

    Джон (подхватывает Мэри и орет, уходя): Если б я только знал, что ты один из них, я бы не тратил на тебя свое время! Когда Хэнк будет выбивать из тебя все дерьмо, я буду стоять рядом и, смеясь, считать деньги. Я поцелую жопу Хэнку за тебя, бесхлебный крошитель сосисок!

    Оригинал можно найти здесь ((c) Rev. Jim Huber). Перевод, на который я опирался, — здесь ((c) Евгений Федорченко).




    Я долгое время воспринимал этот текст как злую сатиру на новоявленные экспортные церкви («Здравствуйте! Вы верите в Бога?»). Потом — как просто яркую антидогматическую зарисовку. А недавно в антологии «Книга Небес и Ада» Хорхе Луиса Борхеса и Адольфо Биоя Касареса мне попалась на глаза вот такая цитата:
    Господи, если я поклоняюсь Тебе из страха перед Адом, сожги меня в Аду, и если я Тебе поклоняюсь, уповая на Рай, извергни меня из Рая; но если поклоняюсь я Тебе ради Тебя самого, не скрой от меня Твоей нетленной красы.
    И тогда текст про жопу Хэнка вдруг повернулся ко мне еще одной своей гранью — как упрек в меркантильности веры. Ведь в известной фразе из «Формулы любви»:
    — Экий ты меркантильный, Маргадон!.. О душе бы подумал.
    тоже есть меркантильность — просто иного порядка.

    Парето + Паркинсон

    23 мая 2008, 15:50
    80% работы делаются в последние 20% отведенного времени.
    Высказывание рождено и прислано коллегой. На мой взгляд, объединяет две простых и гениальных мысли в одну еще более простую и сногсшибательно гениальную:).
    Ctrl + ↓ Ранее