Брэдбери в Бирюлево

4 марта 2014, 19:02
Этот текст исходно был опубликован в октябре 2013 года только в моем ЖЖ, поскольку публикация в основном блоге на тот момент была затруднена по причинам технического характера. Трудности преодолены, размещаю тут задним числом, чтобы синхронизировать оба блога и навести долгожданный порядок.

Я долго крепился. Я не хотел писать об этом, потому что в принципе стараюсь обходить политику стороной. Я не хотел писать об этом, потому что про Бирюлево написали даже те, кому совсем лень. В конце концов, я вообще не хотел писать никаких заметок в ЖЖ, а хотел починить основной блог. Но мимо такой яркой ассоциации я просто не сумел пройти.

Вот это — репортаж нашего телевидения о том, как замечательно наши правоохранительные органы рОзыскали и Споймали «бирюлевского убивца»:

Много комментировать не буду — скажу только, что Зейналов уже вроде как отказывается от своих признательных показаний, а речь генерал-полковника в конце — это вообще нескончаемый фрейд.

А вот это — текст, написанный 60 лет назад:

—  Добро пожаловать, Монтэг. Меня зовут Грэнджер. — Человек, назвавшийся Грэнджером, протянул ему небольшой флакон с бесцветной жидкостью. — Выпейте-ка и это тоже. Это изменит химический индекс вашего пота. Через полчаса вы уже будете пахнуть не как вы, а как двое совсем других людей. Раз за вами гонится Механический пес, то не мешает вам опорожнить эту бутылочку до конца.

Монтэг выпил горьковатую жидкость.

— От вас будет разить, как от козла, но это не важно, — сказал Грэнджер.

— Вы знаете мое имя? — удивленно спросил Монтэг.

Грэнджер кивком головы указал на портативный телевизор, стоявший у костра:

— Мы следили за погоней. Мы так и думали, что вы спуститесь по реке на юг, и когда потом услышали, как вы ломитесь сквозь чащу, словно шалый лось, мы не спрятались, как обычно делаем. Когда геликоптеры вдруг повернули обратно к городу, мы догадались, что вы нырнули в реку. А в городе происходит что-то странное. Погоня продолжается, но в другом направлении.

— В другом направлении?

— Давайте проверим.

Грэнджер включил портативный телевизор. На экранчике замелькали краски, с жужжанием заметались тени, словно в этом маленьком ящичке был заперт какой-то кошмарный сон, и странно было, что здесь, в лесу, можно взять его в руки, передать другому. Голос диктора кричал:

— Погоня продолжается в северной части города! Полицейские геликоптеры сосредоточиваются в районе Восемьдесят седьмой улицы и Элм Гроув парка!

Грэнджер кивнул:

— Ну да, теперь они просто инсценируют погоню. Вам удалось сбить их со следа еще у реки. Но признаться в этом они не могут. Они знают, что нельзя слишком долго держать зрителей в напряжении. Скорее к развязке! Если обыскивать реку, то и до утра не кончишь. Поэтому они ищут жертву, чтобы с помпой завершить всю эту комедию. Смотрите! Не пройдет и пяти минут, как они поймают Монтэга!

— Но как?..

— Вот увидите.

Глаз телекамеры, скрытый в брюхе геликоптера, был теперь наведен на пустынную улицу.

— Видите? — прошептал Грэнджер. — Сейчас появитесь вы. Вон там, в конце улицы. Намеченная жертва. Смотрите, как ведет съемку камера! Сначала эффектно подается улица. Тревожное ожидание. Улица в перспективе. Вот сейчас какой-нибудь бедняга выйдет на прогулку. Какой-нибудь чудак, оригинал. Не думайте, что полиция не знает привычек таких чудаков, которые любят гулять на рассвете, просто так, без всяких причин, или потому, что страдают бессонницей. Полиция следит за ними месяцы, годы. Никогда не знаешь, когда и как это может пригодиться. А сегодня, оказывается, это очень кстати. Сегодня это просто спасает положение. О господи! Смотрите!

Люди, сидящие у костра, подались вперед. На экране в конце улицы из-за угла появился человек. Внезапно в объектив ворвался Механический пес. Геликоптеры направили на улицу десятки прожекторов и заключили фигурку человека в клетку из белых сверкающих столбов света. Голос диктора торжествующе возвестил:

— Это Монтэг! Погоня закончена!

Ни в чем не повинный прохожий стоял в недоумении, держа в руке дымящуюся сигарету. Он смотрел на пса, не понимая, что это такое. Вероятно, он так и не понял до самого конца. Он взглянул на небо, прислушался к вою сирен. Теперь телекамеры вели съемку снизу. Пес сделал прыжок — ритм и точность его движений были поистине великолепны. Сверкнула игла. На мгновенье все замерло на экране, чтобы зрители могли лучше разглядеть всю картину — недоумевающий вид жертвы, пустую улицу, стальное чудовище в прыжке — эту гигантскую пулю, стремящуюся к мишени.

— Монтэг, не двигайтесь! — произнес голос с неба. В тот же миг пес и объектив телекамеры обрушились на человека сверху. И камера и пес схватили его одновременно. Он закричал. Человек кричал, кричал, кричал!..

Наплыв.

Тишина.

Темнота.

Монтэг вскрикнул и отвернулся.

Тишина.

Люди у костра сидели молча, с застывшими лицами, пока с темного экрана не прозвучал голос диктора:

— Поиски окончены. Монтэг мертв. Преступление, совершенное против общества, наказано.

Хорошая литература (а «451 градус по Фаренгейту» — это, безусловно, хорошая литература!) всегда архетипична. Она выхватывает самое-самое существенное, задевает самый главный нерв. Реальные жизненные ситуации остро напоминают архетип тогда, когда попадают на разлом, на болевую точку. И ситуация вокруг Бирюлево — из этого числа. Она ставит власти в какую-то нескончаемую череду цугцвангов:

  • Поддержать выступивший электорат = подогреть и без того горячий националистический котел.
  • Пожурить выступивший электорат = навлечь на себя народные обвинения в ангажированности (были попытки приплести к этому оппозицию и тем самым выйти сухими из воды, но они оказались настолько притянутыми за уши, что быстро увяли).
  • Поймать зачинщиков и наказать строже, чем «зачинщиков» с Болотной (беспорядки-то на сей раз явно были помасштабнее — на Болотной машины не громили и кровь ОМОНу не пускали) = вызвать праведный народный гнев (в диапазоне от «За что, барин?!» до «На вилы!»).
  • Поймать зачинщиков и погрозить пальчиком = наглядно показать, что законность в нашей стране — проститутка на пенсии.
  • Поймать зачинщиков и наконец начать применять закон по справедливости = породить в умах закономерный вопрос о том, а где тот закон был до сих пор.
  • Не ловить зачинщиков = дать карт-бланш на продолжение подобных действий.
  • Не ловить убийцу = подогреть праведный народный гнев (см. выше).
  • Искать убийцу честно, с соблюдением всех положенных по закону па-де-де и па-де-труа = с большой вероятностью сесть в лужу или как минимум упустить ситуацию из-под контроля, ибо терпение народное коротко.
  • Быстро и показательно представить убийцей хоть кого-нибудь = подтвердить, что учинять массовые беспорядки — самый правильный способ чего-то добиться (судя по репортажу, выбран этот вариант — но, полагаю, не как «наменьшее из зол», а просто от отчаяния и по привычке «тащить и не пущать»).

Тектоника ситуации позволяет предположить, что на этом все не закончится. Ждем в Бирюлево Кафку.

Поделиться
Ваш комментарий
адрес не будет опубликован

ХТМЛ не работает

Ctrl + Enter